kniga_bukv (kniga_bukv) wrote,
kniga_bukv
kniga_bukv

Category:
  • Music:

Громыханье стихий



не самая большая
но самая мощщная работа получилась
несколько дней уже сижу и смотрю на законченную работу и ничего не делаю
просто любуюсь
так прёт что ваще

и текст написался к ней очень непростой
и даже немного обидный









Громыханье стихий

                Полицейские были довольны,
                что узнали, кто раздавленный.
                Фёдор Достоевский. «Преступление и наказание»

Не «Я», но «Азъ» говорили прежде. И выводились по кружалу каменные арки,
и писались кириллицей книги, и строились корабли, чтобы добывать зверя морского
и открывать новые земли. Потому что «Азъ»! Первая буква в азбуке,
первый алеф в алфавите, бык огнедышащий, свет животворящий.
«Азъ» – это громыханье стихий в подземном жаре и небесном трепете.
Это «Честь имею!» и «Посторонись-ка, государь», это мороз и солнце, большой русский роман,
трубы и литавры, топ Яндекса, первая строка…
Был «Азъ», стало «Я».

Никто и оглянуться не успел, как самоназвание человека, поставленное Кириллом и Мефодием
быть первой буквой азбуки, с этого первого места скатилось и, пролетев сквозь весь алфавит,
упёрлось в букву тридцать третью.

Так и оказался наш человек не «Азъ» уже, но «Я». Только и «Я» у него тоже выходит неловко.
Противно «Я» нашему соборному самосознанию, климату и грамматике, что твои лягушки в сахаре.

А как же иначе, если ещё в детсадовском возрасте каждый из нас узнал от воспитательницы,
что якать нехорошо: «Я – последняя буква в алфавите»? Девочки усвоили сразу,
мальчикам ещё раз объяснили в армии, только другими словами.
Потому и у взрослого «Я» застревает в горле, как комок разваренной манной каши.
Ничуть ему не хочется становиться «Я», не говоря уж про «Азъ».

Хочется в большое единое «Мы», в мычание, безликое и бесконечное,
выстроенное ровными рядами, накрепко скреплённое, безгласное.
Это Шварценеггер, перед тем как спасти мир, представляется: «I am».
Наш переводчик тут же поправит его: «Меня зовут….»

«Меня зовут….» – так говорит наш человек, сам себя вовсе никак не называя:
«они» его, безымянного, зовут. И ведут, и приказывают, и задерживают зарплату, и отключают отопление.

Но и те, кто приказывают и отключают, тоже говорят о себе «Мы».
Выходят плохогнущимися ножками на трибунку и неуверенным голоском звучат обезличенно:
мы приняли решение… Боятся они быть «Я», опасаются:
хорошо звать себя «Я» на пиру и на миру, да каково на плахе?

И теперь от всех семи холмов до самых до окраин не найти того, кто звался бы этим именем,
«Азъ» или «Я». И в этом не словари виноваты, пометившие «Азъ» как «устар.»,
и не воспитательница, что «якать» не велела.

Это язык, сам язык наш, дом бытия духа, отказывается работать с нашим самоназванием – не с чем.

Нет предмета для таких слов.

Некого называть.

4_1_громыханье_00

Громыханье стихий
2010
Дерево, метизы. Акрил, эмаль
87,5 × 57,5 × 5

Tags: Книга_Букв
Subscribe

Posts from This Journal “Книга_Букв” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

Posts from This Journal “Книга_Букв” Tag