kniga_bukv (kniga_bukv) wrote,
kniga_bukv
kniga_bukv

Category:
  • Location:
  • Music:

Времена года в России

5_3_Времена_02

                    Цифры никогда не врут.
                    Ирвин Уэлш. «Сексуальная жизнь сиамских близнецов»

ПОЧТИ тыщщу лет новый год в России начинался осенью, 1 сентября.
Весь ритм жизни на севере Восточно-Европейской равнины так был устроен.
Осень была окончанием сельхозработ, временем подведения итогов трудов целого года.
И конец она была, и венец. Временем, когда можно немного выдохнуть
и начать готовиться к следующему жизненному циклу. К санному пути,
к работам под крышей заваленной снегом избы, починке сбруй, телег и плугов.

А то, что царь Пётр где-то там в Питербурхе своём придумал
Ёлку и Новый год перваго генваря пиянствовать со своими немцами-табашниками,
то это обстоятельство было фактом печальным сердцу православного народа,
но к насущной жизни в деревне между Тверью и Костромой отношения не имело никакого.
Мало ли что они там в петербургах своих напридумают. То бороды брить,
то шведов воевать, то платья венгерские носить – не наздравствуешься на каждый чих.

Население на пролетающие модные поветрия смотрело, притаившись в кустах на обочине,
с большой настороженностью, как на стихийные бедствия, которые нужно терпеливо переждать.
Сами, Бог даст, закончатся. 

И вся жизнь крестьянской России проистекала собственным порядком,
подчинённым единственно природно-климатическому ритму,
регулярно попыхивая бунтами и мятежами, по причинам и поводам разным,
главным образом из-за отсутствия телевидения и новогоднего голубого огонька.

И даже когда при советской власти вся жизнь России начала меняться,
совсем уже поперёк и наизнанку выворачивая весь бывший жизненный уклад,
то и тогда новые поколения начали строить новую жизнь в новом мире, подчиняясь всё тому же природному циклу.

Потому что строить новый мир они начали борьбой с неграмотностью.
Первого сентября.
Закончили в полях и пошли в школу.
...
Прекрасно помню, как моя первая учительница
(1А класс, школа №19 города Северодвинска, 1969/70 учебный год)
на одном из первых уроков родной речи сказала: «Дети, осень, она, дети, – золотая».
А потом спросила меня: «Какое время года мы называем золотым?»
И я, конечно, ответил: «Осень». Но не потому я так ответил,
что учительнице хотел сделать приятно или двойки боялся.
Нет!
Тут дело почище будет!

5_3_Времена_04

Когда она сказала эти слова, «осень золотая», меня прямо торкнуло –
я сразу вспомнил, как неделю назад с отцом и его друзьями мы ходили на катере
за брусникой на Онежский берег. Мне с мужиками тогда ещё было неинтересно,
да и лень мне было грабилкой по брусничным кустам махать,
и я тихо свинтил в сторону и вышел на берег моря.
А Онежский берег, сам знаешь, какой. Весь в плоских камнях размером с дом,
но обкатанных морем, как галька, весь поросший багульником и мхами всех цветов
от рыже-красного до лимонного. И пихты, и лиственницы громаднющие
с оранжево-золотой апельсиновой хвоей.
Настоящее живое золото.

И финтифлюшки из золотистого металла я уже видел у сестёр,
и помню их девочковые восторги над первыми своими смешными драгоценностями.
И когда учительница сказала, что осень – золотая, меня и пробило:
ну да, ну вот же, ну конечно же, осень-то – всамделе золотая, по-настоящему,
а финтифлюшки – они золотые понарошку.
...
А Пушкин уже потом появился в жизни моей, когда ветер вдруг завыл и сделалась метель.
Когда я не осознал – рано мне ещё было что-то осознавать – а учуял,
что детство вдруг закончилось, а какая-то другая жизнь, наоборот, началась.
И что впереди ещё то ли десять, то ли десять тысяч лет этих страшных запахов жира
из школьной столовой, запахов зассаных туалетов со щелястыми на мороз рамами,
отчего вонь становилась ещё и запахом беды, запаха сопрелой тряпки для вытирания классной доски,
белёсой, как короткий северный зимний день.

Да сдохнуть легче! И не сдох я только потому, что знал:
нужно занырнуть в свою раковину маленькую шипастую цвета «не тронь меня»,
не вылезать из неё и ждать, ждать, ждать, ждать, ждать, огрызаясь,
когда негодяи и подонки пристают в школе, а я по малолетству их боюсь,
ждать, потупившись виновато, когда родители воспитывают и говорят, и говорят, и говорят,
и правильные и умные, но совершенно пустые слова, а я стою – в глазах круги красные с золотыми искрами
и просто жду, когда они наговорятся, и жду, когда придёт День.

Придёт День, и приедет ко мне самый лучший на свете человек – моя бабушка Маруся,
Мария Алексеевна Гурбатова – в красном, в золотых цветах и с золотыми кистями платке – и увезёт к себе в лето.
Но было ещё, что держало на плаву в бесконечном море зимы:
Пушкин и Моцарт, Стивенсон и Чайковский, Буссенар и оркестр Вайнштейна
на красном прозрачном виниле, внутри которого играли люди на золотых трубах.

И зима, это огромное красное поле тоски со скупо рассыпанными по нему
маленькими золотыми кусочками событий, встреч, страниц – это я сейчас понимаю,
почему скупо – для того, чтобы лучше врезались в память: новый лучший друг,
которого я никогда больше не встретил, неземной просто красоты мелодия Дюка Эллингтона
и Алан Брек Стюарт 84 со шпагой в руке – эфес золотой, а на лезвии красная кровь подонка,
которому незачем жить, и не жалко.
Так и запишем, дети: зима в России – это второе время года, она красного цвета, с золотом.
...
Весну в детстве я не наблюдал очень долго.
Когда на Белом море начиналась весна, когда по Двине,
а потом и по её Никольскому рукаву проходил ледоход,
и только-только начинали появляться из-под снега места на ещё сырой земле,
где можно было поиграть в ножички, школа заканчивалась,
и бабушка увозила меня прямо в лето.

5_3_Времена_03

Мы уезжали из Исакогорки или Архангельска, снег ещё лежал в тени вокзальных построек
и под деревянными перронами. Я засыпал в поезде вечером ещё зимой,
а утром просыпался уже летом. Утром поезд шёл между Грязовцем и Ярославлем,
деревья стояли зелёные и пели птицы, в воздухе плыли летние запахи угольного дыма
из паровозной трубы и нагретой солнцем обивки мягких вагонных диванов.

Весну на Белом море я увидел первый раз, когда по причине экзаменов за восьмой класс
лето отложилось на полтора месяца.
Весна оказалась странной.

Начались белые ночи с небом золотистого цвета, шли длинные дожди,
с моря дули ветра, несколько раз в городе объявляли штормовое предупреждение,
как боевую тревогу. Весь май и июнь я безвылазно провёл за учебниками,
и та весна осталась в памяти, как золотой свет белой ночи.

А ещё помню, как в раньших вёснах матушка приговаривала,
напяливая на меня заношенный до блеска зимний пальтуган:
весна красна, да обманчива и не всё золото, что поблёскиват. 
Все мальчишки ходили уже в болоньевых шуршащих куртках, 
синих или коричневых, и настроение от гуляния во дворе заранее было испорчено
ожиданием насмешек над зимним пальто и белой кроличьей шапкой, совершенно девчачьей,
хоть и сильно улучшенной настоящей тяжёлой солдатской латунной звездой с красной эмалью –
подарком маминого брата, моего дяди Гурия. Трудно сказать, какого цвета в России весна,
но звезда из латуни – обманного золота – с красной эмалью, хороший для неё символ.
...
Дальше у нас лето.
Ну и какое же там всё лето пропела стрекоза Ивана Андреича?
А красное лето пропела она, красное, да!
Лето – самое тёплое, самое доброе, самое весёлое время года в России.
И самое красивое. А красивое – значит красное!
Потому что в России и все девки красные, и площадь Красная,
и партизаны, наше всенародное достояние, – красные, и Красная Горка в Лежневе.
Всё самое красивое у нас в России – «красное».

5_3_Времена_01

Единственно в силу имманентной дисперсности психофизических флуктуаций
парадигмы этносоциального менталитета, разумеется.
Но особенно – лето! И золотое, кстати, оно же.

Ты когда-нибудь видел поле пшеницы в августе, в ветреный солнечный день?
Ну и какого оно цвета? Нет, это говно жёлто-охристое, а поле пшеницы, в августе,
в ветреный, но солнечный день бывает только золотое,
потому что для русского человека пшеница в августе, в ветреный,
но солнечный день – это не просто пшеница, это гораздо больше, чем пшеница, это символ.
Сам понимаешь чего.
А чтобы чаще Господь замечал, купола в России кроют чистым чем?
Вот, вот, именно.
Так и выходит по всему, что и лето в России всегда красное и всегда на золотом.

Вот и литеры так построились, и слова так легли, и жизнь так сложилась.

5_3_Времена_00

Времена года в России
2007
Дерево, гарт. Акрил, эмаль
64 × 64 × 7
Tags: Книга_Букв
Subscribe

Posts from This Journal “Книга_Букв” Tag

  • Литерная ёлочка

    Мятясь житейской суетою, Сегодня властвую собою, А завтра прихотям я раб. Григорий Державин. Фелица ГЛЯДИШЬ на ёлочный…

  • Производственный кумир

    Недостаток честолюбия – проклятие рабочего класса. Терри Пратчетт. «Незримые академики» Сашкин! Буду поздно.…

  • Смирение и Кротость или Встреча одноклассников

    В Книге Букв мы играем в такую игру: собирается и раскрашивается картинка из деревенных литер, потом к ней пишется текст. Текст не всегда ответ…

  • Семейный тотем

    Семейный тотем Затем приблизились к трону Соломонову три брата, судившиеся о наследстве. Александр Куприн. «Суламифь»…

  • Личный секретик

    Отличная вещица, уверяю вас, и забавная. Уильям Шекспир. «Сон в летнюю ночь» — А пойдём секретик делать? Секретик…

  • Береги интерлиньяж смолоду!

    Береги интерлиньяж смолоду! А вот кто-то совсем недавно рубил дрова. Владимир Арсеньев. «В горах Сихотэ-Алиня» История…

  • Персональный оберег

    в процессе изготовления больших и мощщных картинок о судьбах Родины о любви об ангелах и других важных сущностях делали мы время от времени и…

  • Непокорный главою

    со мной в возрасте около тридцати годов случилось удивительное я вдруг обнаружил что люблю Пушкина обнаружил что мне нравятся стихи Пушкина…

  • Долины богов, долины царей

    сезон коронавируса в Венгрии в целом закончился прививку сделали уже около 70 % населения и этот процесс продолжается статистика…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments

Posts from This Journal “Книга_Букв” Tag

  • Литерная ёлочка

    Мятясь житейской суетою, Сегодня властвую собою, А завтра прихотям я раб. Григорий Державин. Фелица ГЛЯДИШЬ на ёлочный…

  • Производственный кумир

    Недостаток честолюбия – проклятие рабочего класса. Терри Пратчетт. «Незримые академики» Сашкин! Буду поздно.…

  • Смирение и Кротость или Встреча одноклассников

    В Книге Букв мы играем в такую игру: собирается и раскрашивается картинка из деревенных литер, потом к ней пишется текст. Текст не всегда ответ…

  • Семейный тотем

    Семейный тотем Затем приблизились к трону Соломонову три брата, судившиеся о наследстве. Александр Куприн. «Суламифь»…

  • Личный секретик

    Отличная вещица, уверяю вас, и забавная. Уильям Шекспир. «Сон в летнюю ночь» — А пойдём секретик делать? Секретик…

  • Береги интерлиньяж смолоду!

    Береги интерлиньяж смолоду! А вот кто-то совсем недавно рубил дрова. Владимир Арсеньев. «В горах Сихотэ-Алиня» История…

  • Персональный оберег

    в процессе изготовления больших и мощщных картинок о судьбах Родины о любви об ангелах и других важных сущностях делали мы время от времени и…

  • Непокорный главою

    со мной в возрасте около тридцати годов случилось удивительное я вдруг обнаружил что люблю Пушкина обнаружил что мне нравятся стихи Пушкина…

  • Долины богов, долины царей

    сезон коронавируса в Венгрии в целом закончился прививку сделали уже около 70 % населения и этот процесс продолжается статистика…