kniga_bukv (kniga_bukv) wrote,
kniga_bukv
kniga_bukv

Про лондонскую мэрию и московский Успенский собор




В продолжение попыток поговорить о лондонской архитектуре на русском языке.
Действительно, бывает так, что здание, построенное в рамках одного архитектурного языка,
на другой язык не переводится – как Пушкин или Данте. Пример – история из XV века.
Итальянец Аристотель Фиораванти в 1479 году построил в Москве Успенский собор.
И все остались довольны: построено быстро, красиво и точно по ТЗ.

Техзадание, выданное Иваном III, звучало коротко:
чтоб собор выглядел как Успенский во Владимире, но больше.
Фиораванти съездил во Владимир, ознакомился с прототипом.
И за четыре года выполнил задачу: Москва получила собственный Успенский собор.
Три нефа, пять глав, парадный вход с южной стороны, с площади.
Нет никаких указаний на то, что постройка вызвала возражения.

Напротив, Иван решил способного итальянца домой не отпускать,
а использовать на полную катушку как архитектора, строителя, инженера
и чуть ли не мастера литейного дела.

Что, пушки раньше делать не приходилось?
Так и православных соборов раньше не строил, а вон как получилось!

Сколь ни просил Фиораванти, сколько ни писали московскому царю
болонские коллеги архитектора, уговаривая вернуть семье «нашего лучшего гражданина»,
Аристотелю так и не довелось снова увидеть Италию – умер где-то в Московии,
в каком-то из военных походов царя Ивана. Построенный им собор
стал местом венчания на царство русских государей и образцом для других храмов России.

Но если посмотреть на Успенский собор свежим взглядом
(лукавлю: если посмотреть на него, прочитав С. Земцова и В. Глазычева),
возникает куча вопросов.

С чего бы главный храм царства Московского
(подымай выше, с 1453-го – главный храм всего православия!) поставлен так,
что главный, западный, вход оказался спрятан в тупичке старых застроек?
Желающие могут поискать в сети фотографию собора с западной стороны – нету!

С каких это пор входить в храм полагается через боковую южную дверь?
Путь от входа к алтарю – это в каком-то смысле путь от земли к небесам;
входящий в Успенский собор через южный портал так, как предписано архитектором,
то есть с юга, обнаруживает, что алтарь – не впереди, а сбоку. Вопрос к православным –
не странно ли?

И почему апсиды (в архитектурном смысле – внешние формы выражения
самого что ни на есть сакрального содержания) в двух сторон спрятаны за особыми стенками?
Причем стенки эти – продолжения южного и северного фасадов – ни до,
ни после Успенского собора в русской архитектуре не применялись?

А потому, что Аристотель был итальянским ренессансным архитектором,
и задачи, перечисленные в ТЗ, воспринимал как добавления к своим очевидным
итальянским ренессансным аксиомам. Заказчик же исходил из своих
столь же естественных аксиом и предположить не мог, что у архитектора они – иные.

Так в начале изучения чужого языка кажется, что у «них» только слова другие,
не «наши» – понимание, что другими могут быть и синтаксис, и логика языка,
и способ его использования, приходят позднее.

В городах Италии места мало, земля дорога, и задача построения красивого здания
негласно подменяется задачей построения здания с красивым фасадом.
В России, напротив, церковь обычно ставится как отдельный объект,
видимый со всех сторон – но архитектору этого никто не объяснил,
и в ТЗ про то не указали!

Апсиды с точки зрения Аристотеля, нарушают гармонию прямоугольного палаццо, мешают.
И он прячет их за декоративными стенками там, что с южного фасада их почти и не видно:
так-то правильнее!

А заказчикам в голову такое не может прийти. Им легче представить,
что эти стеночки для чего-то технического нужны итальянцу,
работающему «по правилу да по кружалу», чем предположить,
что алтарные апсиды ему кажутся неэстетичными.

Иван III и Аристотель Фиораванти говорили на разных языках, и не то важно,
что один на русском, а другой на итальянском. У них были разные архитектурные дискурсы –
возрожденческий и средневековый. И потому они не совсем понимали друг друга.

И не понимали, насколько они друг друга не понимают.
…А тут в Москву приглашали Нормана Фостера, архитектора лондонской мэрии,
строить «Апельсин». Интересно, приглашавшие хоть чуть-чуть понимали,
до какой степени они Фостера не понимают?

АЧ

иллюстрация: Кремленаград из атласа Блеу. 1597

Tags: норман фостер, тексты Чайковской
Subscribe

Posts from This Journal “тексты Чайковской” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments