kniga_bukv (kniga_bukv) wrote,
kniga_bukv
kniga_bukv

Category:

Библиотечное



Давно мы в библиотеки не заходили… …Педагогическая библиотека имени Ушинского расположилась в усадьбе, построенной Матвеем Казаковым: желто-белые флигели, портик с колоннами.В зале с лепниной на потоке так и не повзрослевшие девушки-отличницы переписывают из пыльных книг в тетрадки солидные слова, лет двадцать тому назад переписанные из методических сборников, а туда попавшие из других книг: «Важнейшая задача настоящего момента – поставить дело образования и воспитания учащихся на современный уровень». За окном шелестят листья на деревьях, котенок, прижившийся у добрых библиотечных тетушек, прогуливается по подоконнику. А отличницы-педагогини про свое: про методы воспитания, про приемы обучения и про никак не выполнимые их слабыми силами современные требования. …Питерская «Публичка» – место, где можно увидеть, как за соседними столами сидят седовласые профессора из Академии Художеств и персонажи, которых привычнее видеть у пивного ларька Московского вокзала. Насквозь разорванные ботинки, небритость и опухлость, синей изолентой перевязанные очки и том Хайдеггера на столе. В Публичку не пускают без диплома о высшем образовании, и небритые персонажи приходят сюда не греться, а перечитывать «Время и бытие».

…В московскую библиотеку литературы по искусству, что на Большой Дмитровке, хорошо заглядывать, когда начинаются зачеты в хореографических училищах. Балеринам тоже нужно сдавать рефераты. Но библиотеки – они же все устроены для Башмачкиных: здесь надо спину согнуть, над каталожным ящиком скукожиться и перебирать-перебирать сухими пальчиками рассыпающиеся по краям бумажные карточки. А балерины не вписываются в библиотечные пространства. Их навсегда развернутые плечи не желают сгибаться. Посадка головы не позволяет склониться достаточно низко, чтобы разглядеть мелкий шрифт. И руки, привыкшие в экзерсисах ports de bras вытягиваться в дугу от плеч до кончиков пальцев, никак не согласуются с однообразным ритмом шкафов и полок. Постоят-постоят балерины, смущая древние стены строгостью осанки и бесшумно переступая длинными ногами из третьей позиции в пятую, и упорхнут Раймондами и Жизелями обратно, к себе, на сцену. Так что надо ловить момент: Жизели в библиотеках гостьи нечастые.

…А по читателям Исторической библиотеки видно, как они начинали утро. Как из глубины сна еще затемно выталкивал их мучительный вопрос, требовавший немедленного, фактического и точного разъяснения: «Что, что сказал Талейран Наполеону перед свиданием с Александром в Эрфурте, что??!» И бегом в библиотеку, не отвлекаясь на завтрак и умывание, к столу, давно уже привычному, как собственный свитер, забыв стряхнуть со свитера крошки от вчерашнего ужина, к книгам, давно облюбованным, найденным и отложенным, к Наполеону и делам его, и победам его, и Кодексу его, и ста дням его. Не Наполеон, так Хаммурапи, не Первый Александр, так Двурогий, не Талейран, так Тамерлан – лишь бы отгородиться от настоящего, что дурным голосом бубнит за окном бессмысленную и гнусную чушь.

На фото - библиотека музея Виктории и Альберта.

текст: АЧ
фото: МаГу

Tags: лондон, тексты Чайковской, эксперименты на людях
Subscribe

Posts from This Journal “тексты Чайковской” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

Posts from This Journal “тексты Чайковской” Tag