kniga_bukv (kniga_bukv) wrote,
kniga_bukv
kniga_bukv

Categories:

Парфенон. Время и место



Скульптуры и рельефы Парфенона уже нельзя увидеть на том месте,
для которого они предназначались.

Зато во времена Перикла афиняне не могли видеть фриз так близко как мы сейчас:
11 метров от земли – высоковато, чтобы рассматривать подробности.


<
Метопа. Сцена на тему борьбы лапифов с кентаврами

Мраморы Парфенона – не самое честное приобретение Британского музея.
Добыл их, как известно, граф Томас Брюс of Elgin and Kincardine (1766–1842),
посол Великобритании в Османской империи.


<
Thomas Bruce (1766 - 1841) 7th Earl of Elgin and 11th of Kincardine
by George Perfect Harding, after Anton Graff
pen, grey wash and pencil, (1787)
11 1/2 in. x 8 in. (292 mm x 205 mm)
© National Portrait Gallery, London


В 1799 году он выломал рельефы и скульптуры из храма,
заручившись довольно сомнительным разрешением от турецкого чиновника,
временно исполняющего обязанности Великого Визиря.
За десять лет, в 1802 по 1812, перевез их в Англию
и в 1816-м продал Британскому музею.

Деньги дало правительство, причем антики обошлись Англии недешево:
за них правительство Георга III отдало 35 000 фунтов стерлингов
(на постройку и оснащение хорошего линкора уходило тогда около ста тысяч).

За эту операцию греки проклинают Элджина по сей день.
Доставалось ему и при жизни – от Байрона. В «Паломничестве Чайльд Гарольда» (1812)
он называет Элджина и вором, и варваром, и «современным пиктом»:

Но кто же, кто к святилищу Афины
Последним руку жадную простер?
Кто расхищал бесценные руины,
Как самый злой и самый низкий вор?
Пусть Англия, стыдясь, опустит взор!

Свободных в прошлом чтут сыны Свободы,
Но не почтил их сын шотландских гор:
Он, переплыв бесчувственные воды,
В усердье варварском ломал колонны, своды.

Что пощадили время, турок, гот,
То нагло взято пиктом современным.
Нет, холоднее скал английских тот,
Кто подошел с киркою к этим стенам,
Кто не проникся трепетом священным,
Увидев прах великой старины.




Правда, даже в самой романтической из романтических поэм
проглядывает проза жизни: никому, кроме варвара и пикта Эльджина,
эти мраморы не нужны были вовсе, особенно в Греции:

Никто развалин вздохом не почтит,
И, здешних мест нелюбопытный житель,
На камни мусульманин не глядит,
А проходящий грек поет или свистит.


Вывезя статуи в Англию, Элджин подарил стране памятники античности,
вскоре признанные величайшими шедеврами искусства, а заодно
и плодотворный комплекс вины перед историей. А не вывез бы?
Местные жители сами не менее активно выламывали фрагменты скульптур,
но совсем не для того, чтобы благоговейно выставлять в музеях
и писать о них поэмы – они просто пережигали мрамор на известь.



Украл Элджин скульптуры Парфенона, украл, да. И спас.

И вывел в шедевры. Для произведения искусства не безразлично время его появления
в культурном пространстве. Венера Милосская так знаменита и окружена пиететом
не только потому, что хороша. Она еще вовремя явилась потрясенному человечеству:
человечество желало быть потрясенным, мечтало об идеале и поклонялось принсипам
как Павел Петрович Кирсанов в молодости. Человечеству только что велено было «быть греками»
или на худой конец, римлянами – кто Брут, кто Периклес, а кто и вовсе «Агамемнон Европы».

И вот она явилась, «вся дыша пафосской страстью», в 1820-м.

И мир каак восхитился:

…Если только красота не чужое твоему природному чувству,
если ты видел и заметил ее в жизни, ступай прямо безо всякого ухищрения
к этому прекрасному образу.

…Нет на человеческом языке такого слова, которое могло бы определить
животворящую тайну этого каменного существа.

…Греция ещё не давала нам лучшего свидетельства своего величия.




<
Статуя Афины из Пирея. Бронза. 340–330 гг. до н.э.
Афины, Национальный археологический музей.


А бронзовую Афину IV века до н.э. нашли после Второй мировой войны,
после Освенцима и Хиросимы, в 1959-м. И сидеть перед статуей часами,
проливая слезы, как Гейне перед Венерой, желающих уже не было,
да и слезы кончились.

Хотя – куда более настоящая, античная, языческая, мифологическая,
чем эстетская Венера с Мелоса. Некоторые даже полагают, что эта Афина
находилась в Пирейском храме вместе со статуей Зевса, где ее мог видеть Павсаний,
и автором ее мог быть Кефисодот, отец Праксителя.

Но славой с Венерой ей уже все равно не сравняться.

Так что если бы пикт и варвар не вывез камни Парфенона, история искусства,
вполне возможно, вовсе не знала бы о них.

Обходится же она без храма Артемиды в Эфесе.

АЧ
Tags: британия, британский музей, лондон, тексты Чайковской
Subscribe

Posts from This Journal “тексты Чайковской” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments